Клуб Бой Девка

Please login or register.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

SMF форум только что установлен!

Автор Тема: Игровое изнасилование  (Прочитано 370342 раз)

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1680 : 01 јРав 2018, 09:14:16 »
Фанфики
С тех пор, как Минато спас её и сказал, что ему нравятся её волосы, они проводили вместе много времени и стали близкими друзьями. Кушина знала, что нравится Минато и ей самой он очень нравился. Когда они гуляли, Кушина говорила без умолку, а он застенчиво смотрел на нее и внимательно слушал. Иногда они играли в догонялки и Минато всегда побеждал, отчего Кушина злилась и валила его на землю крутила так, что он не мог пошевелиться и проговаривала: «Ну, давай, обгони меня теперь!». Она была очень сильна, а он быстр. С годами Кушина становилась все красивее и женственнее. Она хорошо училась в Академии и хоть все и знали, что она джинчюрики никто не осмеливался её трогать, и у нее было много друзей. Минато всегда был стеснителен, и Кушина таскала его по всяким вечеринкам и компаниям. Когда им исполнилось по шестнадцать они стали встречаться, но до постели никогда не доходило, так как Минато всегда держался сдержанно и даже краснел, когда Кушина его целовала. Один раз они сидели вечером в лесу и обсуждали свои миссии, шутили и любовались светлячками. Кушина попыталась поймать одного, что летал рядом с ними, но не успела и жучок улетел. Минато посмеялся и быстро поймал другого.
-Видишь, как это просто? Ты так и не можешь обойти меня в скорости.
Красные волосы девушки начали развиваться как змеи, и она с силой повалила Минато на землю заломив ему руки. Светлячок вылетел из его руки. С лицом победителя Кушина властно поцеловала юношу и ногой почувствовала, как что-то в нее упирается. Она посмотрела на лицо Минато: он залился краской и тяжело дышал. Её так возбудил его беспомощный вид. Она ощущала, как сильно и быстро стучит его сердце. В ней проснулось что-то хищное и она увидела в Минато трепещущую жертву, такую аппетитную, что она сглотнула от сего зрелища. Наклонившись к его уху, Кушина игриво прошептала:
- Я ведь еще ничего не сделала, а ты уже весь дрожишь,- язычком она проникла в его ухо и услышала, как он ахнул. Крепко держа его запястья, она принялась посасывать мочку уха и медленно шевелить бедрами, от чего дрожь Минато усилилась.
- Ахх…. К…Кушина….что ты делаешь? Ахх! - слышно было, как Минато пытается сдержать стоны.- Нельзя, Кушина. Еще рано для этого, прекрати,- он отвел от нее голову и начал вырывать руки.
- Нет, сладкий, я тебя не отпущу. У меня есть прекрасная идея,- молниеносно она сложила некую печать, и руки Минато оказались буквально пригвожденными к земле. Азарт и возбуждение Кушины усилились, и она поняла, что уже давно этого хотела. Перестав обращать внимание на благочестивые высказывания Минато, она крепко прижала его к земле всем весом своего тела. Взяв в руки его лицо, она страстно впилась в его губы поцелуем, который исключал всякое неповиновение. Минато сдался и впустил её горячий язык. Он постанывал ей в рот, и его грудь высоко вздымалась от возбуждения, принесенного настойчивостью Кушины и веса её тела. Девушка разорвала поцелуй и посмотрела в его глаза, в них читалось желание, страх и стыд. Она расстегнула его куртку и, задрав футболку, припала горячим ртом к его правому соску. Минато прогнулся дугой, не контролируя себя от сладкой неги. Второй сосок Кушина терла пальчиками, вызывая у Минато короткие стоны и дрожь. Её язычок извивался, дразня чувственный бугорок. Другой рукой она потянулась к его паху, залезла под штаны и белье и взяла его член.
АААААААААХХХХХХХХ……..да……ббожеее.- Минато выглядел как шлюшка, желающая, чтобы его взяли побыстрее.
От всей этой картины Кушина была ужасно мокрой. Она спустила его штаны и белье и оценивающе посмотрела. Член Минато оказался большим и красивым. Он уже налился кровью и часто подергивался. Она понимала, что мучает его такой сладкой пыткой. В этом было садистское удовольствие. Ей стало так жарко, что она полностью разделась, и встала над Минато, любуясь его телом, тем как оно извивается от безумного желание. Наклонившись к его паху, она, почти прорычав, натянула кожицу члена и начала лизать оголенную головку. Потом заглотив его целиком, она с силой всасывала член, и её язык извивался, как змея, по всей его длине. Минато стонал громко и пошло. Его бедра вздымались, и Кушина поддерживала их руками. Она ощущала соленый вкус его смазки и понимала, что больше не выдержит. Резко его оседлав, она села на член Минато и стала прыгать, будто скачет на жеребце. Их стоны сливались в страстную мелодию, и, казалось, воздух вокруг них раскалялся. Кушина ускорила темп и с рычащим криком кончила. Её тело сотряслось в приятной судороге. Переведя дыхание, она возобновила движение, чтобы довести Минато до оргазма.
- Я…..я скоро кончу….ахххх….ммм,- Минато выгибался и пальцы на его ногах были напряжены.
- Ну же, Минато, давай…ах.- её дыхание совсем сбилось. Она стала целовать Минато и тереть его соски. Минато вскрикнул громко и протяжно, и Кушина почувствовала горячую жидкость внутри себя, от чего кончила и сама. Она упала на Минато и они оба еще постанывали и часто дышали.
- Теперь я буду мучать тебя каждую ночь, любимый.- горячо шептала Кушина ему на ухо.
- Это было чудесно, Кушина. Но….
- Что за но? – Кушина стала и щурясь смотрела на его лицо. У него изо рта текла струйка слюны.
- Может, снимешь печать, милая? А то у меня уже руки немного затекли,- смущенно сказал парень.
Кушина сняла печать и они, одевшись, пошли в деревню

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1681 : 01 јРав 2018, 09:27:07 »
Рассказы
Поросль на ее лобке стала кудрявой, маслянистой,  густой  и
упругой, а не прямой и бесцветной, как призрачная разновидность ее прежней
шевелюры; стоило только ему окунуть в нее нос, когда Изабель  седлала  его
лицо и, усмехаясь, глядела на него  из-за  торчащих  грудей,  и  член  его
вставал, как гофрированный бивень, а она тянулась к нему  рукой  и  больно
щипалась.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1682 : 01 јРав 2018, 09:31:34 »
Накал страстей
Еще ему нравилось, когда я седлала его лицо, пока он лежал на кровати, впившись пальцами в мои бедра и голень, пробуя меня.

Еще он любил, когда я, оседлав его бедра, просто целовала его, мы были как подростки, у которых играли гормоны, обнимались, прикасались, лаская, изучая сладкие места друг у друга.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1683 : 01 јРав 2018, 09:36:49 »
Второе дыхание
Ритм ускорялся все быстрее и быстрее, пока не слился в оргию страсти, в котором пели счастье, боль, радость и жажда обладания. С каждым кругом она была все ближе и ближе ко мне, невыносимо сладкая мука радости

..жажду..

Пояс слетел с бедер резким движением, наездница, оседлав меня одним движением, пригвоздила меня бедрами к столу и откинулась немного назад, танцуя бедрами вечный танец страсти, который был понятен во все времена

..жажду..

Наклонившись надо мной, глядя мне в глаза, она скрадывала мои выдохи губами, шепча на неизвестном мне языке древние слова, которые я чувствовал, а не понимал..

Ритм ускорялся все быстрее и быстрее, и я видел только ее безумные глаза, под шатром густых волос и ее шепчущие полуоткрытые в страсти губы, кончик языка коснулся моих губ и с него на мой язык упала первая капля яда..

…жажду..

Терпкий яд , вечный танец, будь что будет..

Жрица откинулась назад и протяжно вскрикнув рухнула на меня.

Мир померк в моих глазах

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1684 : 01 јРав 2018, 09:38:19 »
Что-то случилось
И набрасывается на меня, а двери спальни открыты, и дети, наверно, еще не спят. И теперь уже я высвобождаюсь, встаю с постели, закрываю и запираю двери и выключаю верхний свет.

– Ты девчонка что надо, – восхищенно говорю я после крепкого объятия, в котором мы оба надолго замираем.

– Это все ты, – с готовностью соглашается она и хвастливо посмеивается, оседлав меня и покачиваясь взад-вперед. – Это ты меня такой сделал.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1685 : 01 јРав 2018, 12:01:09 »


admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1686 : 03 јРав 2018, 08:59:03 »
Борн
Перебросив ногу через его мощный торс, она оседлала Кормака, низко склонившись к лицу.

— Должно быть, я повредила твои мозги, когда на мгновение перекрыла тебе кислород. Я не сбегала с ними.

Ощущение ее гладкой нежной кожи, прикосновение ее волос, спадающих на его лицо, порождали в нем низменные первобытные инстинкты. Она проникла в каждую клетку его тела, затрагивая все органы чувств, аромат ее тела впитывался в него через поры кожи, заставляя гореть в пламени желания. Борясь со своим вожделением и потребностью заковать себя в еще более крепкие кандалы, Кормак был полон решимости не поддаваться соблазну.
— Что ты задумала, Госпожа управляющая? Я стану твоим личным «мальчиком для битья», которого ты станешь мучить каждый раз, когда не сможешь дать отпор? О, или, возможно, тайным рабом любви, которому будет разрешено находиться без цепей, только чтобы доставить тебе удовольствие, когда ты станешь влажной между этих великолепных бедер? Я знаю, какую судьбу предпочел бы.

Воздух покинул легкие Аллоры, как если бы Кормак ударил ее в живот.

— Значит, вот что ты думаешь? Что я использовала бы тебя для удовлетворения своих потребностей, а потом выбросила бы за ненадобностью, как какой-то мусор? — Кормак не ответил, и она продолжила. — К твоему сведению, мне пришлось поставить им условие, чтобы они спасли тебя.

Она наклонилась в сторону, ее жаркая сердцевина скользнула по его животу, когда Аллора неуклюже пошарила по отброшенной броне. Пальцы нащупали неплотно сидящую термоизолирующую пластину, которая не была соединена вместе с другими так, как должна была. Высвободив ее и со стуком бросив на пол, она вытащила плоский предмет.

— Они искали это.

Дневник, как он и полагал.

— Тогда почему у них до сих пор его нет?

Ее губы дрогнули с намеком на улыбку.

— Потому что я им еще не сказала, где он.

Хитрое выражение ее лица довело его жгучее желание до точки кипения. Кормак был полным кретином, восхищаясь ее темным секретом и желая ее, хотя знал, что она снова и снова будет делать ему больно при любом удобном случае. Аллора была себе на уме и доказала, что может управлять любым мужчиной, предлагая самую ценную награду. Он уставился на ее рот, желая другого вкуса.

— Отпусти меня.

Ее аметистовые глаза снова загадочно сверкнули.

— Я не уверена, что хочу.

Его член прошел стадии от «прекрасно осведомлен о ней» до болезненной пульсации, умоляя о внимании Аллоры. Теплая ткань одеяла, которым он был укрыт, создавала безумное трение по его чувствительному стволу.

— Чего же ты хочешь?

Прикусив белоснежными зубами полную нижнюю губу, она скользнула ладонями по его плечам.

— Заверить себя в том, что ты жив, прикоснуться к тебе.

— Тогда сделай это, — Кормак резко дернулся под ней, вся боль и унижение превратились в пепел в огне его похоти. Она должна ему это, черт возьми, за то, что предала его дважды за один день.

Взгляд Аллоры ласкал его, когда она изучала каждую черту его лица.

— Я думала, ты умрешь, мы оба умрем, — Кормак с шипением выдохнул, когда она ущипнула его соски.

«Не поддавайся ее чарам снова!»

— Мы все еще можем, Аллора. Как думаешь, зачем ты им?

«Сосредоточься!»

Кивнув, она скользнула ладонями по мышцам его груди.

— Они сказали, что мой отец хочет видеть меня, — Аллора опустила голову, и у Кормака перехватило дыхание, когда влажный жар коснулся его соска. Вонзаясь пятками в пол, он дернул бедрами вверх, и одеяло заскользило по его пульсирующему стержню.

«Не поддавайся ей».

Туман желания окутал его разум, пресекая любую возможность рассуждать здраво. Маленькое пространство кабины наполнилось запахом ее возбуждения, который проникал сквозь трещины его решительности и делал их еще шире, а когда Аллора провела языком дорожку вверх к шее, фундамент его стойкости начал осыпаться.

— А что насчет твоего жениха? Сколько, по-твоему, он будет прощать твои выходки?

Аллора отстранилась, и он едва сдержал стон, увидев, что ее соски сморщились под тонкой тканью.

— Ты про Галла? Я стремилась к его мечу.

— Да, но его меча сейчас здесь нет, и тебе придется сделать одолжение моему. Если бы я лично не дотронулся до доказательства твоей девственности, то никогда не поверил бы в это, ибо ты, похоже, можешь найти себе мужчину где угодно, куда бы ты ни пошла.

Ошеломленная его словами, Аллора открыла рот, но ничего не сказала, просто смотрела на него сверху вниз целую минуту. Стиснув зубы, Кормак отказывался нарушить эту тишину.

Сделать ей больно — единственный вариант, который у него оставался, чтобы остановить ее до того, как Аллора заберет его сердце при помощи лжи.

— Я не понимаю тебя, Кормак. Ты говоришь, что не хочешь умирать, но спокойно идешь в вакуумную камеру, умоляя меня продолжать жить без тебя. Теперь ты отталкивающе себя ведешь по отношению ко мне, так как ошибочно полагаешь, что я собиралась сделать именно это. Даже несмотря на то, что я готова была умереть вместе с тобой и обменяла самый ценный предмет, которым когда-либо обладала, на твое спасение!

«Как же хочется верить».

В Кормаке что-то надломилось, он чувствовал, что сердце рвалось к ней из груди. Запаниковав, он произнес первое, что пришло ему на ум.

— Так ты собираешься меня трахнуть или нет?

Он надеялся, что его грубость поразит ее, но его госпожа была не из пугливых особ.

— Это то, чего ты хочешь? Чтобы я трахнула тебя? — протянув руку назад, Аллора нащупала одеяло в том месте, где оно покрывало его член, и обхватила его так сильно, что Кормак громко вскрикнул.

Ее глаза сверкнули, глядя на его лицо и изучая реакцию, а пальцы медленно водили по всей длине его плоти.

— А знаешь, что я думаю? Я думаю, тебе нравится меня отталкивать, провоцируя на грубость. Это то, чего ты хочешь, быть со мной нежным, пока я господствую над тобой?

От этих слов, его яйца стали тугими, но Кормак боролся с наступающим освобождением, хоть и готов уже был извергнуть свое семя.

Яркое воспоминание о кнуте, ударяющем его спину, помогло немного охладить пыл, и он вздохнул.

— Никакой боли.

— Никакой боли, — подтвердила она. Скинув одеяло, она оглянулась через плечо и посмотрела на его пульсирующую эрекцию. Схватив его ствол, прикосновение кожи к коже, она приказала. — Ты не достигнешь оргазма, пока я не скажу тебе этого делать.

Все его тело сотрясалось от потребности выплеснуть энергию, но он отрывисто кивнул:

— Да.

Проведя большим пальцем по головке члена, она требовательно спросила:

— Да, кто?

— Да, Госпожа управляющая.

Аллора решительно кивнула и отпустила его. Сжав в руках ткань униформы, она потянула ее вверх и сняла через голову, бросив на пол. Увидев ее обнаженную, сидящую верхом на нем, уверенную в себе, Кормак отпустил свое сердце.

По правде говоря, у него никогда и не было выбора в этом вопросе.

ГЛАВА 15

Хотя Аллора ежедневно в обязательном порядке проходила через казармы брэдов со скрученным на поясе кнутом и в перчатках, готовая обезвредить непокорного противника, никогда она не чувствовала себя более могущественной, чем сидя нагишом на Кормаке. На его руках и шее отчетливо выделялись сухожилия, как будто он пытался разорвать свои оковы, но прижатый ею к полу, он никуда не мог уйти, пока она не отпустит его.

«Он должен заслужить эту привилегию», — коварно подумала она. И поскольку его член уже выглядел готовым излить свое семя, она решила проигнорировать его и вместо этого побаловать себя.

Проведя сначала руками по своим бедрам, затем по животу, она обхватила ладонями груди. Кормак облизнул губы, когда Аллора стала перекатывать пальцами твердые вершинки, его глаза ловили каждое движение.

— Скажи, о чем ты думаешь? — командный тон был таким естественным для нее, и тело Кормака напряглось, словно он находился на грани оргазма.

Его взгляд скользнул с ее груди к лицу, и он прохрипел:

— Я хочу попробовать тебя там.

Могла ли она доверять ему и быть уверенной, что он не тронет ее? Лишь несколько мгновений назад он был настолько разъяренным, что мучить Кормака еще и сексуально не показалось Аллоре лучшим планом. Она пристально посмотрела в его глаза, выискивая душу нежного любовника, который доставил ей радости намного больше, чем она когда-либо знала.

— Никакой боли, — произнесла она, повторив его предыдущие слова.

В ярких голубых глазах Кормака застыло обещание полного с ней согласия.
— Только удовольствие между нами.

Упираясь руками в стену по обе стороны от его головы, Аллора наклонилась так, что ее правая грудь оказалась напротив его рта. Судорожно вздохнув, она надеялась, что приняла правильное решение.

Язык Кормака смело закружил над тугим бутоном. Простонав его имя, она склонилась ниже, призывая обхватить губами ее грудь. Что он и сделал, жадно втянув ее в рот. Его зубы нежно царапали твердый сосок, а ее нужда только возрастала. Как же Аллоре хотелось освободить его руки, чтобы он мог приласкать ее между ног точно так же, как делал это раньше.

Он отпустил ее, только чтобы обхватить другую грудь, и Аллора откинула голову назад, потираясь своим страстно жаждущим лоном о жесткие мышцы его живота.

Кормак содрогнулся под ней.

— Переместись выше, чтобы я снова мог попробовать тебя между ног.

Не обращая внимания на то, что он дал ей команду, она сделала так, как он просил, и продвинулась вперед, пока колени не оказались по обе стороны от его головы.

Горячее дыхание коснулось ее чувствительной плоти.

— Держи свои губы открытыми для меня.

Аллора послушалась, поклявшись, что это его последняя команда, которую она выполнила.

Его первая ласка была легкой, едва заметной, и все же ее естество сжалось, изнывая от желания оказаться во владении Кормака.

Затем ласки стали настойчивее, коснувшись чувствительного клитора, язык спустился ниже, кружа около входа в ее тело.

— Больше, — молила она. Он надавил чуть сильнее, следуя тем же, сводящим с ума путем, не совершая более интенсивных действий, которых ей хотелось, но дразня и мучая ее.

Посмотрев вниз, Аллора ахнула, поняв, что Кормак пристально разглядывал ее, подмечая реакцию на каждое его движение. Медленно он очертил по ее складкам фигуру в виде цифры «восемь», а затем обхватил губами указательный палец ее руки.

«Он хочет, чтобы я умоляла его?»

Вздрогнув, Аллора осознала, что именно этого Кормак и хотел, ее на его милость, несмотря на то, что преимущество в большей степени было на ее стороне. Брэды не достигали победы, им не разрешалось оставлять себе что-либо из найденного ими, они всегда ожидали потерять малейшую удачу, которая к ним приходила.

Кормак хотел быть побежденным, но не без боя. Запустив руку в его густые темные волосы, Аллора прошептала:

— Пожалуйста, Кормак. Я нуждаюсь в тебе.

Отпустив свой контроль, он со стоном проник языком глубоко в нее, с безумством лаская. Достигнув сильного оргазма, она плыла на волнах удовольствия, наслаждаясь каждой яркой деталью — его легкой щетиной, и тем, как неистово двигалась его челюсть, дрожью в руках, пока она держала себя открытой для него.

Влажный жар, вторгшийся в нее и овладевший Аллорой, стал клеймом, которое поставил Кормак, объявляя ее своей.

Чувствуя, что жизненная энергия покидает ее, Аллора перекатилась на бок. Кормак последовал за ней, прижимаясь носом к интимным волоскам.

— Так легко сдаешься, моя госпожа?

Она не ответила, все еще потерянная в ощущениях.

Дрожь спиралью прошла по ее сердцевине, и Аллора задалась вопросом, сколько еще способно принять ее тело. Ответ, который напрашивался сам собой, заставил ее сжаться и подвел к самому краю. Всего его.

Она протянула вверх дрожащую руку, чтобы расстегнуть наручники, и ввела код, пока не щелкнул запирающий механизм. Спокойным взглядом Кормак наблюдал за каждым ее движением. Если бы ее руки несколько часов подряд были связаны над головой, Аллоре бы понабилось некоторое время, чтобы восстановить кровоток. Кормак не медлил ни секунды, прижав ее бедра и втиснув между ними свои широкие плечи. Тоном, в котором смешивались неверие и благоговейный трепет, он пробормотал:

— Этой ночью я буду в тебе.

Кивнув, она нежно погладила его лицо.

— С нетерпением ожидаю оказаться в твоей власти.

Протянув палец к ее лону, он изучал то, что предлагало ее тело.

— Ты прекрасна и вся сияешь от нужды. Я люблю то, какая ты мягкая и гладкая, как словно таешь на моем языке. Я хочу наполнить тебя собой и делать это до тех пор, пока ты не попросишь меня остановиться. Только тогда я сделаю тебя своей.

И хоть Аллору бросило в дрожь от этого описания, она сумела скрыть свое предвкушение и даже приподняла бровь в молчаливой усмешке.

— Только тогда я позволю тебе.

На этот раз он двигался медленнее, погружаясь глубже и исследуя языком и губами ее интимные складки. Один палец проник в нее, и она застыла в ожидании боли, но он не пытался прорвать барьер ее девственности, вместо этого делая легкий интимный массаж.

Кормак слегка ущипнул ее клитор.

— И каково ваше решение, Госпожа управляющая? Вы даруете мне жизнь?

— Нет, если ты остановишься, — отозвалась Аллора.

Глубокий мужской смешок вырвался из него.

— Даже банда киборгов не смогла бы сейчас оттащить меня от тебя, — Кормак снова склонил голову и втянул в себя ее чувствительный бутон.

Еще один мощный, более глубокий и интенсивный взрыв энергии сокрушил ее, заставляя дико содрогаться.

— Кормак!

Он поднял голову и через несколько мгновений потребовал:

— Снова, Аллора, вознесись на вершину снова, — прикосновение его острых зубов к ее чувствительной плоти, послало ее еще выше и дальше за край, она точно знала, когда Кормак проник в нее вторым пальцем. Чувство растяжения внутри добавляло ей удовольствия, и она начала нетерпеливо раскачивать бедрами, пытаясь достигнуть еще большего экстаза.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1687 : 03 јРав 2018, 09:00:43 »
Фанфики
Не успела она опомниться, как Таня оказалась сидящей верхом на ней и дрожащими руками расстёгивала пуговицы её чёрной атласной блузки. Задохнувшись на миг от её прикосновений, Джулия попыталась помочь ей, но Танины руки резко и жёстко сомкнулись на её запястьях.
- Я сама! - Твёрдо прошептала она. - Я всё сделаю сама. Сиди тихо.
- Я тоже хочу!
- Я хочу. А ты подчиняешься!
- Как скажешь, зайка...

Расстегнув все пуговицы, Таня коснулась шикарной груди кончиками пальцев, проводя ими по всей их окружности. Губы в темноте искали её губы, чтобы ощутить всю их сладость, всю их нежность. Руки Джулии скользнули к Тане под платье и крепко, почти до боли сжимали её бёдра, лаская их и впиваясь ногтями в кожу.
Застонав и запрокинув голову, Ларина сорвала с неё лифчик и бросила его на пол. Джули продолжала ласкать её бёдра, постепенно подбираясь к трусикам. Нащупав тонкие ленточки-завязки, она потянула за них. Ещё секунда и они полетели на пол, вслед за её лифчиком.
- Я не буду снимать с тебя чулки, - шептала она, задыхаясь от сильного желания, - я хочу, чтобы ты оставалась в них.
- А я хочу видеть тебя полностью обнажённой. Дай сюда свои руки. - Скомандовала Таня.
Джули протянула руки. Наклонившись над ней, Таня ловко завела её руки за спину. В этот же момент на тонких запястьях защёлкнулись те самые наручники, которыми Таня пристёгивала её в машине. От сильного возбуждения Джулия тихо застонала, покусывая губы.
- Будешь послушной девочкой? - Спросила Таня, слегка укусив мочку уха возлюбленной.
- Нет...На этот раз нет. Я очень хочу быть наказанной.
- Ты не будешь меня слушаться?
- Нет.
- В таком случае, - Таня схватила её за шею, сильно сдавив, - в таком случае я начну наказание прямо сейчас.

Лаская языком, затем резко кусая соски, Таня периодически смотрела Джулии прямо в глаза, наблюдая за её реакцией. Скованные за спиной руки не позволяли Джулии даже пошевелиться и она молча наблюдала за действиями любимой, ожидая от неё чего-то такого, от чего по телу пробегали мурашки.
- Ещё раз спрашиваю тебя, будешь ли ты исполнять всё то, что я тебе скажу?
- Ты хочешь исполнения своих развратных желаний?
- Не смей отвечать вопросом на мой вопрос!
- Вау...Как я люблю, когда ты такая, зайка...
- Отвечай!
- Не буду.
- Ты принципиальна? Ты провоцируешь меня на применение грубости, киса?
- Именно. Хочу твоей грубости.
- Устала от моей нежности? Хочешь грубости?
- Да, немного. Мне нравится, когда ты бываешь немного жёсткой. Тебе идёт. В такие моменты ты такая...
- Много разговариваешь. Сейчас я тебе устрою грубость, солнышко...Сейчас ты узнаешь.

Таня расстегнула свою сумку, извлекая оттуда кожаный ремень, украшенный шипами чёрный ошейник и плётку.
- Ооо, моя малышка позаботилась о том, что ночной полёт будет жарким?
- Конечно! Я планировала это уже давно. Но это было моим маленьким секретом.
- А ошейник у тебя откуда?
- Заказала специально для тебя!
- Но это я хотела купить. Для тебя.
- О нееет, это для тебя, моя радость.
- Ммм, моя куколка окончательно завелась...
- Молчи!

Закрепив ошейник на изящной нежной шее, Таня затянула его потуже и взяв в руки плётку, слегка шлёпнула ею по ногам Джулии.
- Нравится?
- О, даа...
Тогда она ударила чуть сильнее, затем, взяв Джулию за подбородок, посмотрела в её глаза и улыбнулась, обнажив острые зубы:
- А так? Если не будешь слушаться, я буду бить больнее.
- Бей...Посильнее бей. От твоих рук я готова принять даже смерть.
- Смерть я тебе устрою. Но не ту смерть, о которой пишут и говорят. Эта смерть будет мучительно-сладкой для тебя, любимая.
- Что мне сделать? Я готова исполнять твои пожелания.
- Вот так-то лучше. Раздвинь ноги.
Джулия повиновалась. Поставив ногу на её колено, Ларина нежно провела между ними плёткой. Затем нагнулась и поцеловала в губы, едва их касаясь и глядя в глаза. Их дыхание слилось в одно целое, не оставляя между собой никакого расстояния.
- Ты слышишь меня, моя девочка?
- Слышу.
- Ты хочешь продолжения?
- Да. Очень.
- Попроси меня об этом.
- Я очень хочу, чтобы ты продолжала, моя милая. Пожалуйста, сделай со мной всё, что хочешь. Только не прекращай то, что начала, ты же знаешь, как меня это заводит.
- Проси получше. И погромче. Называй меня "моя госпожа". Ты хочешь меня?
- Да, моя госпожа!

Плётка вновь нежно коснулась между ног Джулии, поднимаясь вверх по животу и достигая груди.
- Скажи, как сильно ты хочешь этого.
- Очень сильно. Я очень сильно хочу тебя, моя госпожа! Пожалуйста, не тяни, я так сильно хочу твоих ласк...Хотя бы ударь меня!
- Ты любишь меня?
- Люблю.
- Громче.
- Люблю!
- Хочешь, чтобы я поцеловала тебя?
- О, дааа...

Вонзаясь сладким поцелуем в губы Джулии, Таня немного ослабила застёжку ошейника, затем начала целовать её шею, водя по ней кончиком языка, рукой в это время лаская грудь, затем ниже.
- Ооо, да! - Стоны Джулии ворвались в темноту ночного самолёта, возбуждая Таню ещё сильнее и заставляя ласкать её ещё нежнее и жарче. Везде, кроме самых эрогенных мест.
- Нравится?
- Да...
- Не слышу!
- О, да!!! Нравится! Мне так нравится! Мне всё в тебе нравится!

Удар плёткой по спине был неожиданным и сильным. На спине тотчас же проступили розовые следы. Схватив её волосы в кулак, Таня, запрокинув её голову, наклонилась над ней.
- Смотри мне в глаза! - Приказала она.
- Да, моя госпожа!
- Теперь проси меня, чтобы я трахнула тебя хорошенько! Ты ведь этого хочешь, не так ли?
- Это мечта всей моей жизни, моя сладкая...Прошу тебя, делай со мной, что хочешь. Пожалуйста, трахни меня, моя госпожа! Если хочешь - бей, сколько тебе угодно! Только не бросай и не останавливайся! Умоляю тебя! Пожалуйста!
- Хорошая девочка.
Плётка вновь поцеловала тело Джулии, вонзаясь в кожу своими тонкими кожаными хлыстами. Джули не переставая, стонала.
- Пожалуйста, прошу тебя...Оооо, моя госпожа!
Нежные касания пальцев сводили её с ума, она чувствовала резкий и жаркий прилив страсти и желания, заполнивший низ живота до предела. Ей казалось, что ещё один удар плёткой или одно прикосновение рук или губ и она просто разорвётся на части.
- Сиди смирно, сейчас я сделаю тебе кое-что приятное. - Нежный и хрипловатый шёпот на ушко вызвал на глазах слёзы счастья. - Запрокинь голову и не своди ноги. Закрой глаза. Откроешь, когда я скажу.
Не отвечая ни слова, Джулия исполнила Танино приказание. Закрыв глаза, она в ту же минуту почувствовала, как руки снова затягивают ошейник. Слишком туго. Затем касаются груди. Зубы кусают плечи, губы залечивают укусы своими поцелуями.
- Ты можешь комментировать мои действия. Например, говорить, как тебе нравится то, что я делаю. - Прошептала она.
- Ооо, дааа...Как приятно, о моя госпожа...Да, целуй меня, ласкай...Ещё...
Губы целовали каждый сосок, слегка посасывая его. Джули стонала всё громче. "Если мы сейчас попадём в воздушную яму - у меня будет самый сильный оргазм!" - Думала она.
- Хочешь ещё?
- Да! Хочу! Продолжай, пожалуйста...
- Вниз! Стань на колени и скажи, как сильно ты меня любишь. И смотри мне в глаза.
Повинуясь и оказавшись стоящей перед возлюбленной на коленях, Джулия подняла на неё свой взгляд, встречаясь с её глазами.
- Я очень сильно люблю тебя, моя госпожа. Очень сильно.
- Очень сильно?
- Да.
- Повтори ещё раз.
- Я люблю тебя! Люблю!
- Ложись на спину и закрой глаза.

Внутри всё пылало пожаром от дикого и необузданного желания и страсти. От каждого Таниного касания тело Джулии уже реагировало вздрагиванием. Снова удар плёткой.
- Моя госпожа...Я больше так не могу! Пожалуйста, трахни меня уже скорее!!!
- Молчи! Принимай от госпожи всё, что она с тобой делает!
- Ооо, дааа...
Рука проехала от живота вниз, остановившись в самом заветном уголке тела. Не выдерживая больше этой пытки, Джулия вскрикнула. Пальцы слегка коснулись влажного клитора, который буквально источал влагу, переполняясь желанием.
- Пожалуйста...Пожалуйста...Войди же в меня! Прошу, не мучай!!! Аааа...
- Ещё раз попроси как следует!
- Умоляю тебя, я буду делать для тебя всё, что скажешь, о моя госпожа! Только войди в меня своими нежными пальчиками! Умоляю...Ну пожалуйста!!! Я хочу тебя, Таня!!!

Склонившись над извивающейся Джулией, Таня принялась жадно и страстно целовать её живот, достигая пылающего бутона и касаясь его языком. Пальцы, медленно погрузившись внутрь, стали осторожно там двигаться, постепенно наращивая темп. Язык неистово блуждал вокруг клитора, облизывая его со всех сторон. Она ласкала его, захватывая губами, покусывая и вновь лаская языком. Возбуждение её нарастало не хуже, чем у Джулии, стоны которой стали настолько громкими, что Таня не удивилась бы, если бы их услышало небо.
- Зайка! Зайка моя! Оооо, какой это кайф! - Стонала она.
В порыве дикой страсти, Таня размахнувшись, ударила её по лицу, после чего продолжила свои игры. Пальцы бешено двигались внутри дёргающегося в экстазе тела. Глядя ей в глаза, Ларина ласкала её клитор, не прекращая движения пальцами ни на секунду.
- Оооо! Аааа, дааа!!! О, боги, твой язычок...Он с ума сводит. Ааааа!!!
- Давай же, детка, давай, моя милая! Ооохх...Джу!!! Аааа!!!
Обеих накрыл один огромный мощный оргазм, в результате которого они ещё долго лежали рядом на полу, тяжело дыша и почти ничего не соображая.
- Кажется, я забыла своё имя... - Простонала Джулия, отключаясь.
- Мне бы теперь своё вспомнить... - Отозвалась Таня, укладывая голову ей на плечо.
Самолёт продолжал свой путь рейсом Рига-Москва.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1688 : 03 јРав 2018, 09:14:17 »
После падения
Она не возражает и, преодолев небольшое препятствие в виде подлокотника, забирается ко мне на колени. Ее рот прижимается к моему, и я властно прижимаю ее к себе так близко, насколько позволяет салон небольшого автомобиля. Тяну за рычаг, и спинка кресла опускается, и она, вздохнув, накрывает меня сверху.

– Все еще болит, – говорит она, и я мягко отстраняюсь.

– Я просто хотел тебя поцеловать, – отвечаю я.

Это правда. Само собой, я бы не отказался заняться с ней любовью на переднем сиденье машины, но в тот момент я действительно думал не об этом.

– Хотя мне бы хотелось… – застенчиво отвечает она, отвернувшись, чтобы избежать моего взгляда.

– Мы можем поехать домой… ну, к тебе.

– Почему не здесь?

– Эй? Тесса? – Я машу ладонью перед ее лицом. – Вы не видели здесь Тессу? Потому что эта развратная женщина, помешанная на сексе, точно не она, – смеюсь я, и до нее наконец доходит.

– Я не помешанная на сексе. – Она обиженно надувает нижнюю губу, и я наклоняюсь, чтобы зажать ее между зубами.

Тесса прижимается ко мне бедрами, и я оглядываю парковку. Солнце уже садится, а из-за облачного неба кажется, что уже поздно. Но на парковке все еще полно машин, и последнее, чего я сейчас хочу, это чтобы нас поймали занимающимися сексом в общественном месте.

Она отрывает свои губы от моих и скользит ртом по моей шее.

– Я подавлена. Тебя не было рядом, а я тебя люблю.

Несмотря на жар, исходящий от печки, когда она гладит меня через джинсы, по спине пробегает дрожь.

– Ну, может, все дело в гормонах, потому что скоро… ну, знаешь, эти дни.

Последние два слово она шепчет мне на ухо, как будто это какой-то неприличный секрет.

– А, теперь понятно.

Я ухмыляюсь, придумывая про себя всякие пошлые шуточки, которыми буду изводить ее всю неделю, я всегда так делаю.

Она читает мои мысли.

– Не говори ни слова, – предупреждает она, слегка стискивая мой член, а ее губы двигаются по моей шее.

– Тогда прекрати это, пока я не кончил в штаны. Со мной слишком часто такое случается с тех пор, как я с тобой познакомился.

– Да, конечно. – Она прижимается сильнее, и мои бедра предательски поднимаются навстречу этим мучительным движениям.

– Давай вернемся… Если кто-то увидит тебя здесь, верхом на мне посреди парковки, мне придется их убить.

Тесса задумчиво оглядывается по сторонам, и я вижу, как до нее доходит, где мы находимся.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1689 : 12 јРав 2018, 04:13:59 »
Эвфемизмы
Нет эвфемизма, чтобы замаскировать такую пошлость. Нет оправдания для подобного греха, но брат слишком пьян и убит потерей, а сестра слишком требовательна и красива. Джесси сбрасывает на пол драгоценную книгу своего драгоценного мальчика и, задохнувшись, наблюдает, как безукоризненная, жаркая, влажная девочка родной крови и плоти садится на него верхом. Она что-то шепчет ему в рот, что-то успокаивающее, и ниточка родной слюны тянется с его потрескавшихся губ на ее припухшие. Она обещает, что однажды сердце перестанет болеть, вот только что эта тварь знает о сердце? Джесси движется ей в такт, мощными, звериными рывками, запрокидывает голову и вдыхает аромат ее духов. Он не хочет смотреть. Если посмотрит, сказка разрушится.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1690 : 14 јРав 2018, 02:51:34 »
Мальстра
   Разделась, побросала вещи на ковер из шкуры Шрека, и долго стояла под теплым душем. Потом нежилась в постели, располагаясь то вдоль, то поперек широкой кровати. Шелковые простыни так разожгли ее желание, что когда пришел Марк, хмельной, покачивающийся, она вскочила, обежала вокруг него два раза, толкнула его в грудь и оседлала повалившееся тело, как лихая наездница. Он виновато и пьяно помотал головой, давая понять, что кажется не сможет, но она все сделала – преподала ему такой урок русской любви, что он даже протрезвел и пытался сбросить ее с себя, но – шиш! – она не позволила, она драла и трепала его не меньше часа, безумствовала и ужасалась тому, что скачет на Марке, а воображает, будто видит под собой Геру.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1691 : 14 јРав 2018, 09:02:03 »
Минус 273 градуса
То, что он счел туфлями на шнуровке, было высокими, доходившими до середины могучих ляжек черно-кожаными сапогами-чулками. Поблескивая никелем пряжек, туго натянутые ряды черных резинок подобно дорическим колоннам, подпирающим архитрав храма, тянулись от чулок к кожаному же черному поясу, стрельчатые арки представляло собой пространство между колоннами резинок, и в центральную арку, жарко выпучиваясь пухлыми губами, с бесстыдной наглостью искушающе смотрела исчезающая в тайне межножья оголенная мурка. Черный кожаный лиф с портупеями бретелек, захлестнутых за плечи, повторял своими арочными вырезами пояс, открытые чаши его держали в себе груди пантагрюэльши лишь снизу, и коричневые соски грудей глядели на К. двумя подморщенными ягодами мелкого шиповника с тем же бесстыдством, что и ее мурка. Руки у нее от запястья до локтя были забраны черными кожаными поручами на шнуровке, сходной с той, что и на сапогах-чулках. И все это ее кожаное одеяние завершал инкрустированный самоцветными камнями черный широкий ошейник, перехватывавший ей горло родом тугого воротника от несуществующего глухого платья. Облик женщины-вамп имела пантагрюэльша, лишь больших кожаных очков-маски на пол-лица и не хватало ей для полноты образа.

— Что? Не хочешь родину любить? — снова произнесла пантагрюэльша. Проиграла плечами, прошевелила руками — и халат свился к ногам, оставив ее в одной кожаной сбруе. — Будешь родину любить, еще как будешь! — Она повернулась и зашагала к ближайшей стене (взгляд против воли тотчас же ткнулся в выглядывающие из стреловидных арок пояса скачущие полушария ягодиц), каблуки ее сапог-чулок кокали о пол на каждый шаг с гневностью забивающего гвоздь молотка. Несколько мгновений, подойдя к стене, она пребывала в раздумье, затем стала набирать. Что-то похожее на подпругу перекочевало ей в руки со стены, какие-то перепутанные сетью гужи и плеть, да, плеть, это была плеть, что она сняла со стены — трехвостая, змеисто-витая. — Поиграем в лошадку? — вопросила пантагрюэльша, направляясь к К. Коканье каблуков добавляло ее словам ту самую убойную силу вбивающего гвоздь молотка. — Поиграем, голубчик, да? Поиграем!

Вот для чего ей нужна была плеть: она собиралась стегать его ею! К. бросило пантагрюэльше навстречу — опередить ее, перехватить плеть.

Руку ее с плетью ему удалось перехватить. Но это и все. Завладеть плетью К. не удалось. Пантагрюэльша была не слабее его. Да пожалуй что и сильнее. А кроме того, она владела боевыми приемами… но это уже он осознал, лишь неожиданно для себя, непонятно как прянув в воздух и в тот же миг оказавшись лежащим на полу, от плеча до крестца, наискось через позвоночник, спину располосовывало выкручивающей болью — мышцы будто свивало, как мокрое белье, когда его выжимают. И вот почему это было так: заломив ему руку за спину и навалившись на него, пантагрюэльша безжалостно подтягивала руку выше, выше — к самому плечу.

К. невольно застонал, попытался было напрячь руку, но куда! — и шелохнуться не смог он под нею.

— Больно? — довольным голосом, со смешком проговорила над ним пантагрюэльша. — Терпи! Раз в лошадку играть не хочешь. В лошадку играть не хочешь — верблюдом будешь.

— Пошла! — стиснуто промычал К., вывернув голову на сторону, лежа щекой на полу, около лица перед глазами — шмат перепутанных ремней, выпавших из ее рук. — Пошла!..

— Ох ты, ох ты! — все с тем же довольным смешком отозвалась пантагрюэльша над ним. — Терпи!

К. лежал под ней, елозя щекой по полу при каждом ее движении на нем, и чувствовал себя комаром, попавшим на обед пауку. Она недаром носила свой красный берет, кузнецом ей следовало быть в деревенской кузне, махать молотом.

Завернув К. за спину обе руки, пантагрюэльша дотянулась до шмата ремней у него перед лицом, растрясла над его головой их сеть, заставила К. свести локти параллельно один другому, локтевой сгиб одной руки к кисти другой, и принялась накручивать на них ремень, виток за витком, от запястья до запястья, а в конце, безжалостно потянув руки вверх, набросила отходящую от этой оплетки петлю ему на шею. После чего, больно опершись о его позвоночник, освободила К. от своего груза — поднялась, прикокнув каблуками, вопросила сверху, все с тем же царственным довольным смешком:

— Не хотел быть мустангом, голубчик? Так и не будешь!

К., когда она перестала удерживать его руки, безотчетно расслабил плечевые суставы — руки, насколько то позволяла оплетка, тотчас повело вниз, и петля начала душить его. Он закашлялся и так же безотчетно, как опустил, поддернул спеленутые руки повыше.

— Ничего, терпи! — без труда разгадала пантагрюэльша причину его кашля. — Сейчас верблюду еще и ноги…

Еще и ноги! К. перекатило на бок, на спину, он подогнул колени, напряг живот, сел… но как же трудно, оказывается, было подняться со связанными за спиной руками: не получалось, ничего не получалось!

Наконец ему удалось встать на колено, затем на другое, получилось поставить одну ногу на ступню… но пантагрюэльша уже ждала его. Ловко ухватила его за брючный ремень, и он вновь прянул в воздух, вновь осознав, что произошло, лишь очутившись на кровати — матрас вмялся под ним от удара, подбросил его и снова подбросил. И только К. завозился, заворочался в намерении вскочить, пантагрюэльша, лежа поперек него, уже придавливала его своей массой.

Она придавливала его своей массой и расстегивала на нем ремень!

К. забил ногами, попытался дотянуться до пантагрюэльши пяткой, ударить ее… но она и в самом деле могла бы махать молотом в деревенской кузне: одной рукой она намертво зажала К. ноги, а второй продолжила начатое. Одной руки ей хватило, чтобы справиться с ремнем, выщелкнуть пуговицу из петли, раздернуть стрекотнувшую молнию, и с какой силой она рванула с него затрещавшие джинсы!

К. не верил в то, что происходило. Этого не могло быть, это происходило не с ним. Не с ним, не с ним!..

Как она спеленала ему ноги в лодыжках, он уже не заметил. Не с ним это происходило, не с ним! Потом он обнаружил ее лицо около своего, ощутил ее дыхание, — пантагрюэльша лежала на К., обтекая его грудью, животом, бедрами, он был погребен под нею, расплющен, теплокровная кузнечная наковальня придавливала его к упруго пружинящему матрасу кровати, обтянутому невиннейше-белой простыней, пахнущей остывшим жаром трудолюбивого утюга.

— Голубчик, вот ты, голубчик, попался! — приговаривала она с закрытыми глазами. Выбритая ее мурка вытанцовывала на нем тягучее сладострастное танго — два шага вперед, два шага вбок, шаг назад. В голосе ее появилась жалобная беззащитность — она словно отдавала себя во власть К., просила у него снисхождения, рассчитывала на его великодушие. — Вот я тебя научу родину любить. Ты узнаешь. Я научу! — постанывающе жаловалась она. Подобрала под себя ноги и, приподнявшись над К., просунула руку между собой и ним. — Как тут у нас наш голубчик? Ну-ка, ну-ка… — Что?! — возопила она следом. — Что такое? Как смеешь? Почему такой?! Соколом! Ну-ка соколом! К солнцу! К солнцу!..

К ужасу, стыду, отчаянию К., его тайная, принадлежавшая привереде плоть противу желания отозвалась на прикосновение руки пантагрюэльши, эта плющившая его теплокровная наковальня возгоняла в нем что-то, лежавшее за пределами его чувств и сознания, бывшее больше его, неподвластное ему, не управляемое им. Сокол его воспарял все выше, выше к солнцу и уже жаждал добычи, исходил нетерпением, сложив крылья, ринуться на нее.

Впрочем, участь добычи была уготована ему самому. Как затаившийся до поры охотник, заранее расставивший силки, настает миг — и выбивает подпорку, удерживающую сеть, так пантагрюэльша завозилась, завозилась на К. — и подпорка отлетела, силки накрыли сокола своей тесной влажной сетью. Громкий стонущий выдох утоленного вожделения, изошедший из уст пантагрюэльши, обдул жарким ветерком лицо К.

— Вот так! — победно сказала она, поднимаясь над ним и опираясь руками на его плечи. — Узнаешь сейчас, как родину любить.

Глаза ее снова закрылись, улыбка счастливого блаженства разлилась по лицу, и она принялась мутузить попавшегося в силки сокола что было сил. Вот узнаешь, вот узнаешь, как бы говорила она каждым тяжелым шлепком своих увесистых ягодиц об его ноги.

Ключицам было больно, казалось, они сейчас треснут. К. едва терпел, чтобы не застонать от боли. Спеленутые за спиной поперечиной креста неподвижные руки давили на позвоночник, нестерпимо просилось переместить их ниже, устроить на другом месте, но невозможно было и пошевелить ими — тотчас начинала душить петля на шее.

Потом — он не заметил, как это случилось, — боль перестала давать о себе знать. Она исчезла, он перестал чувствовать что-либо еще, кроме той овладевшей им силы, что была вне его, больше его, неподвластна ему, он исчез, растворился в ней… его сотрясло, и на какие-то несколько мгновений сила, которой он был наполнен, заставила его даже поднять над собой лупцевавшую его пантагрюэльшу, на что собственных сил у него недостало бы.

— Что?! — возопила пантагрюэльша, открывая глаза и оседая на нем подломившейся наковальней. — Ты как посмел? Ты!.. Я тебе… Поперед батьки!

Но того, чего она опасалась и на что надеялся сам К., не произошло. Владевшая им сила не отпустила К., он все так же был в ее власти — сокол не сложил крыльев, к солнцу, к солнцу стремился сокол… пантагрюэльша осознала это, на губах у нее снова возникла, стала растекаться по лицу улыбка блаженного удовольствия, и вот она уже вновь молотила К. в своих силках, узнаешь сейчас, узнаешь, узнаешь, шлепали его ее ягодицы.

И уже недолго, чувствовал К., оставалось ему до того, чтобы узнать обещанное пантагрюэльшей, все ближе и ближе становился этот миг, все стремительнее приближался. Как бы страдание появилось на ее лице, мучительное нетерпеливое напряжение… тихий сначала, но делающийся все громче жалобный скулеж вырвался из нее, перешел в вопль, и она упала на К. всей своей массой, забилась на нем, ударяя его пятками согнутых ног, словно он был лошадью, она наездницей и давала ему шенкеля. Горячий воздух ее частого задохшегося дыхания, словно исходивший из кузнечной печи, влажно и отвратительно обжигал ему шею.

Наконец ноги пантагрюэльши медленно вытянулись вдоль ног К., она снова уперлась руками ему в плечи, приподнялась, освободив его от своих силков, и, перекатившись через К., упала на постель рядом. Громкий протяжный стон изнеможения вырвался из нее. К. лежал, глядя в потолок над собой, не двигаясь и не шевелясь, связанный, без единой нитки одежды на себе, но ему это было теперь все равно — что связан и обнажен; он был пуст и выжжен: безжизненная пустыня, вселенский вакуум, космический холод внутри, минус 273 по Цельсию. Стыд, ужас, отчаяние — ничего не осталось. И даже та сила, что помимо его желания еще только что безраздельно владела им, незаметно освободила его от себя, бесследно растворившись в этом ледяном пространстве.

Недолго, однако, было ему дано пребывать в ледяном покое. Пантагрюэльша рядом заворочалась, заколыхался матрас — и К. вместе с ним: вверх-вниз, — после чего лицо пантагрюэльши появилось в поле его зрения — так далеко, словно из другой галактики, словно мираж, переброшенный его взгляду через некие космические линзы.

— Что, знаешь теперь, как родину любить? — с лютым довольством спросил из этой другой галактики мираж пантагрюэльши. — Узнал, да?

К. молчал. Язык у него не шевелился. Какое шевеление при минус 273 по Цельсию.

«Тварь!» — вырвалось это из нее или ему послышалось? Перед глазами промелькнула ее обутая в сапог-чулок нога со стоявшей внутри вертикально стопой, мелькнуло могучее бревно ляжки в проеме между чулком и поясом в вертикальной штриховке резинок, и пантагрюэльша оказалась у него на груди — впрямь наездница на коне: вскинутые вверх коленями кожаные ноги, руки ухватили его за петлю ремня на шее, как за узду.

— Думаешь, все? — вырвалось у нее понуканием — словно он и в самом деле был лошадью, она наездницей. — Все, думаешь, да? Я тебе покажу! Ты узнаешь!

Что произошло следом, он понял, лишь оказавшись в полной, аспидной, непроницаемой темноте и начав задыхаться. Как если бы заваленный выскобленными потрохами, немытый рыбный прилавок опрокинулся на него — ослепил, давил своей невероятной массой, не давал дышать. Это пантагрюэльша, подтянувшись на «узде», подпрыгнула и села ему на лицо. Залитая горячим рыбьим соком мурка ее вобрала в себя нос К., принялась качаться на нем, ягодицы пантагрюэльши тяжело вжимались ему в лицо, не оставляя просвета для рта, чтобы вобрать воздуха. К. начал терять сознание. Он начал терять сознание, и заледеневшее его тело ожило — завскидывались, забились ноги, его стало выгибать… но тщетно: он не мог сбросить с себя пантагрюэльши. Что же, что же… ведь я… я сейчас, пробила ужасом мысль, и все ощущения исчезли.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1692 : 15 јРав 2018, 07:30:15 »
Скажи Да?
Её рассыпанные чёрные волосы пахли сосновыми иголками. Я осторожно брал их и пропускал между пальцев, пока мы насыщались первым глубоким поцелуем. Мы прощупывали территорию друг друга, как разведчик при рекогносцировке стратегически важной державы.
 
- Ильмира, у тебя замечательный дар спрашивать «да?», когда других ответов по умолчанию не предусмотрено, - пробормотал я, изучая линию обороны чёрной комбинации. Комбинация сдавалась без боя. Она роняла редуты бретелек, обнажала незащищённый рельеф местности и трещала на флангах по швам.
 
- А кроме фристайла, я три года посвятила тхэквондо! – выдохнула Ильмира и через бедро бросила меня на лопатки. Разведка кончилась, полки поднялись в атаку.
 
Больше мы не произносили ни единого членораздельного звука. Шелестел снимаемый капрон, звякали застёжки и куда-то падали ненужные предметы одежды. С Ильмирой всё получалось трогательно, нежно и ласково.
.............................
- Не говори так, даже в шутку, - прошептала Ильмира. – Каюсь, на магазины уходит чёртова уйма времени. Я, противная баш чикурче, уделяю тебе мало внимания.
 
Застав меня врасплох, обнажённая, вновь прыгнула на меня верхом.
- Но сейчас внимания будет целый вагон! Где наручники?
 
- Ты уделила время самому главному, - напомнил я снизу. - Прийти в редакцию под благовидным предлогом и увезти меня на Горочку.

- Папа и Мадифа вечно тычут, что романтик во мне побеждает прагматика! – задорно сказала Ильмира. – Но тут я и правда умница!

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1693 : 15 јРав 2018, 13:49:27 »
Фанфики
 — Ашикаби-сама! Так нечестно! — начала домогаться Удзуме Эндера: — Я вам уже дочку родила, а вы со мной еще ни разу не спали! Это какая-то библейская история получается. Исполните свой супружеский долг хоть раз!

— Да уж, — криво усмехнулся Эндер: — С недавних пор меня окружают мемы из евангелия. Ангелы, непорочное зачатие, даже капитан Мисато ходит с большим крестиком на груди... Ладно разоблачайся любимая жена!

— Йеху! — радостно завопила Удзуме, моментально испарившая платье с себя: — Господин меня назвал любимой женой!


* * *

Рей проснулась и испытала странное чувство. Ей еще никогда не было так хорошо и легко. И комната выглядела как то особенно хорошо, нигде не было осыпавшейся штукатурки, постель выглядела чистой. Она вспомнила что произошло. Её лечил новый пилот и его друзья. А что за пыхтение? Рей повернула голову и увидела, что на полу на футоне новый пилот и какая-то девушка устроили борьбу в голом виде. И девушка похоже побеждала, потому что оседлала его живот и победно подпрыгивала на нем. Но лицо Синдзи не выглядело огорченным, он лишь слегка постанывал вместе с девушкой и улыбался. Поэтому Рей решила не вмешиваться, а просто смотрела, что будет дальше.

Дальше девушка и парень застонали, а у девушки развернулись крылья из света за спиной. Рей испытала удивление. От Синдзи она слишком много разной магии увидела за день. Все это было странным и не вязалось с обыденным опытом.

— Все, отправляйся назад, — устало сказал Синдзи девушке: — И скажи, чтобы больше никто не являлся без приглашения. За мной следят постоянно. Стой! Распакуй Мальвину! А то твои бинты слишком прочные. Даже нож не берет.

Девушка хихикнула и взмахнула руками. И Рей ощутила, что ткань окутывавшая её тело исчезла. Синдзи чертыхнулся, потому что футон на котором он лежал тоже был сделан из ткани Удзуме. И тоже исчез, а он оказался голым задом на холодном полу.

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Offline Offline
  • Сообщений: 35792
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Игровое изнасилование
« Reply #1694 : 15 јРав 2018, 15:01:04 »
Игра небожителей
Мы выпили, потом выпили еще. Вино было вкусным и каким-то шальным. Мне захотелось вдруг выкинуть что-нибудь этакое, как в юности или даже в детстве. Но вместо этого я впился губами в губы Аделаиды. В следующую минуту наша одежда уже беспорядочно валялась на полу, а Аделаида ловко скакала, сидя на мне, профессионально пришпоривая меня каблучками своих туфелек. Она обожала доминировать, о чем и дала мне понять уже в первые секунды матча. Я никогда не страдал мужскими комплексами, поэтому легко отдался на милость победительницы, о чем нисколько не пожалел.