Клуб Бой Девка

Please login or register.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

SMF форум только что установлен!

Автор Тема: Архивы клуба  (Прочитано 236 раз)

admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Online Online
  • Сообщений: 38157
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Архивы клуба
« Reply #15 : 27 јРав 2020, 05:31:00 »



"ДЕТСКИЕ ШАЛОСТИ (ЗАПИСКИ ЮНОГО ДВОРЯНИНА)" (автор: Трианон)
По завершении счастливой кампании в Европе мой батюшка привез в 1813 году из Парижа диковину - негритянскую супружескую пару. Жанна и Поль - звали их. Через год у них родилась дочь - Доминика. Меня в то время ещё не было на свете. Негры жили в нашем имении, вместе с дворней и почитались за главную достопримечательность окрестных мест. Первые мои воспоминания, воспоминания ещё абсолютного дитя - гуляющая по ромашковому полю пара влюблённых негров.
С Доминикой меня познакомила матушка, введя на восьмой год моего рождения в детскую подарок в виде десятилетней смуглянки. Я насупился, как и следовало молодому барину, но откровенная дикарка представляла положение вещей совершенно иначе. С визгом восторга она подскочила, схватила меня в охапку и закружила по комнате. Ноги мои беспомощно заболтались, напускная спесь слетела, и весь ритуал подчинения был безнадёжно испорчен. Слёзы выступили у меня на глазах, и матушка тут же освободила меня от объятий негритянки и отправила её восвояси.
Вскоре мы встретились опять - Доминика играла с двумя ребятами в "царя горы" на большом сугробе и я помчался, позабыв недавнюю обиду, принять участие. Сначала ко мне относились с прохладцей, как к барчуку, но очень скоро детская непосредственность победила все условности, и меня стали толкать и валять на равных. Особенно усердствовала Доминика, которая была старше и сильнее и меня и двух других мальчишек. Вернувшись, домой с красными щеками и мокрым до ниточки, я увидел, что матушка, вместо того, чтобы ругаться, хохочет.
- Я видела в окно, как Доминика тебя всего изваляла. - Пояснила мне она причину своего смеха.
От слова "изваляла" мои щёки вспыхнули ярче, чем от мороза. Меня необъяснимо тянуло к Доминике, хотелось, чтобы она "валяла" меня без конца. Пожалуй, именно в этот день я впервые почувствовал огонь зарождающейся страсти, как это не смешно выглядит сейчас, с высоты моих лет, для того невинного крошечного существа, которым я тогда был.
Настало Рождество. Под величайшим секретом мне удалось затащить Доминику к себе в детскую. Я показал ей заранее приготовленный, перевязанный ленточкой пакет и пообещал, что подарок будет её, если она сможет меня побороть. Помню, как озорно блеснули глаза этой маленькой дьяволицы. Борьбы никакой не получилось. Девочка оказалась настолько и сильнее и ловчее, что я и глазом моргнуть не успел, как уже лежал на полу посреди детской, коленка Доминики упиралась мне в грудь, а её руки крепко сжимали мои запястья.
- Отпусти сейчас же! - потребовал я.
- И не подумаю! - ответила Доминика, удобно усаживаясь на меня верхом.
- Отпусти! - взмолился я, уже чуть дыша.
Восторг оттого, что Доминика так близко смешивался во мне со страхом, что кто-то может застать нас в таком положении. Наверное, это же пришло в голову и девочке, потому что она вдруг встала с меня. Я вскочил и, глупец, бросился отомстить. И, конечно же, был снова повержен. Доминика спокойно сидела на диване, держа мои руки в своих, а ступнёй упираясь мне в грудь.
- Давай подарок, - смеясь, потребовала она, - а то разорву, как цыплёнка!
Стоило признать, что подарок она заслужила по праву. А от того, что было в коробке - вороха конфет и пёстрой турецкой шапочки была в восторге.
Прошло полгода. Я, сколько мог, обуздывал страсть, сжигающую меня, но пришло лето и рухнули последние бастионы сдержанности. Всеми возможными способами я искал возможности уединиться с Доминикой. Наши состязания, если их можно так называть, стали ежедневными. Мы уходили в лес по ягоды и грибы и сплетались в борьбе на первой же подходящей полянке. Впрочем, трудно назвать борьбой мои постоянные фиаско. Рано или поздно Доминика седлала меня и заставляла сдаваться. Понемногу, видя своё превосходство, она стала всё вольнее и вольнее обращаться со мной - тискала, щипала. Иногда, повалив вниз лицом и усевшись мне на спину, заставляла есть траву, а потом каталась на мне, как на лошади.
Дома, когда она оказывалась рядом, а больше никого не было, я принимал такие положения, чтобы у негритянки возник соблазн сесть на меня. И очень редко Доминика упускала случай придавить меня своей попкой.
- Ты такой мягкий! - приговаривала она, садясь верхом.
Три года пролетели как один миг. Доминика из девочки превратилась в худенькую угловатую девушку, что, впрочем, не изменило ни её весёлого нрава, ни отношения ко мне. Я решился на Рождество, в тот самый день и в той самой комнате, где возникла так недавно и так давно наша тайна. И мечта моя осуществилась, когда в полумраке Рождественского вечера моя Доминика совсем-совсем по-другому села на меня…



admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Online Online
  • Сообщений: 38157
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Архивы клуба
« Reply #16 : 27 јРав 2020, 05:31:18 »


"ПРЕКРАСНАЯ КУПАЛЬЩИЦА" (автор: Трианон)
Шли суровые годы Первой мировой войны. Дезертир Вадим Андреев, покинув полк, пробирался домой бесконечными болотами восточной Польши. Однажды, оборванный и грязный, он вышел к берегу небольшой речушки и, раздвинув руками прибрежный тростник, огляделся. Буквально в десяти шагах от него на песке лежала прекрасная пышнотелая женщина.
Вадим уже полгода видевший женщин только на трофейных порнографических картах, потерял голову мгновенно. Он осторожно скинул сапоги, сдёрнул гимнастёрку и крадучись стал подбираться к незнакомке.
Женщина, казалось, задремала и ничего не замечала вокруг себя, пока Вадим не навалился на неё с размаху, подминая под себя трепещущее женское тело.
Завязалась борьба. Очень быстро Вадим с удивлением отметил, что незнакомка не уступает ему ни в силе, ни в ловкости. Он всё ещё лежал сверху на ней, но это давалось ему с каждой секундой всё сложнее и сложнее. Внезапно она закричала. Вадим тут закрыл ей рот ладонью, а через секунду с проклятием отдёрнул прокушенную руку. Несмотря на боль, он всё-таки не хотел бить женщину, которая кричала не переставая, и, схватив обеими руками крепкие, как литые бёдра, попытался их раздвинуть. Никаких шансов! Ноги женщины обрели буквально каменную твёрдость. Оглушённый непрекращающимся женским визгом Андрей бросил её ноги и схватил грудь женщины.
Визг прервался. Казалось, женщина получает удовольствие от жёстких мужских прикосновений. Неожиданно она раздвинула ноги, со стоном прогнулась и, схватив Андреева за уши, с силой втолкнула его лицо себе в промежность. Ноги её сжались быстрее молнии надёжно зафиксировав пленника. Вадим был ошарашен. Схватив руками ноги противницы, он мял и тискал их, стараясь разорвать захват, но всё было напрасно. А тут и руки его оказались схвачены и разведены в стороны крепкими руками крестьянки. Солдат стал абсолютно беспомощен. Ноги его отчаянно молотили по земле, пот заливал глаза. Женщина что-то насмешливо говорила ему, но что именно, Вадим не мог понять, как по причине незнания польского, так и потому что его уши были плотно зажаты женскими бёдрами.
Без труда женщина перевернула полузадушенного солдата на спину и уселась ему на лицо.
Андрееву сразу стало ясно, чего она хочет, и он был совсем не в том состоянии, чтобы сопротивляться. Он старательно ласкал свою победительницу, стараясь улучить секунду, чтобы глотнуть воздуха. Женщину сотрясали судороги. Она ездила по лицу солдата, всё увеличивая темп, пока, удовлетворённая не сползла обессилено чуть назад, оседлав грудь парня. От усталости, унижения и нехватки воздуха Вадим не помнил себя. Наконец женщина встала с обессиленного противника и спустилась к реке. Принеся пригоршню воды, она плеснула её на лицо Вадима и одобрительно потрепала его по щеке, что-то ласково говоря на польском. Андреев не имел ни сил, ни желания не то что сопротивляться, а и просто двигаться.
После он смутно вспоминал, как женщина связала ему руки его же собственным ремнём и отвела к себе домой. Видимо её муж был где-то на полях войны, если уже не сложил там голову и отказываться от такого, буквально свалившегося на голову подарка женщина не собиралась. Неделю прожил Вадим в её доме, и эта неделя осталась в его памяти на всю жизнь. Наконец, выжатый подобно лимону, но снабжённый едой, бельём и даже небольшим количеством денег он был отпущен…


admin

  • Администратор
  • Гранд Мастер Темы
  • *****
  • Online Online
  • Сообщений: 38157
    • MSN клиент - filin71@list.ru
    • Просмотр профиля
    • Email
Re: Архивы клуба
« Reply #17 : 27 јРав 2020, 05:31:30 »


"МЕСТЬ ЛЮДОЕДКИ" (автор: Трианон)
В давние времена в одной стране жило племя людоедов. Замотанные в шкуры полудикие пришельцы с гор терроризировали население окрест лежащих территорий, пока королевская власть не добралась до этих удалённых уголков и карательные отряды закованных в железо рыцарей не отправили племя страшных соседей в небытие. После облавы и побоища от всего племени остались в живых только старик с маленькой дочерью. Спасаясь, они ушли на поросшие дремучим склоны горы, чья заснеженная вершина терялась в облаках.
Старик больше не охотился на людей, дичи в этом лесу вполне хватало. Дочь его вскоре выросла. Превратившись в прелестную белокурую девушку, ловкую и стройную. Динара, так назвал её отец, быстро освоила охотничий промысел и вскоре превзошла в этом своего стареющего родителя. Динара была такая быстрая, что могла догнать зайца, карабкалась по деревьям не хуже рыси и настолько бесстрашная, что объезжала диких туров, держась за их гриву.
Между тем старость всё ближе подкрадывалась к её отцу и Динаре приходилось добывать пропитание на двоих. Однажды, преследуя оленя, она выбежала к ручейку, на берегах которого паслось стадо деревенских коров. Напуганный пастух запустил в девушку камнем. В ответ Динара, прыжком преодолев разделяющее их расстояние, с такой силой ударила мужчину в грудь, что он упал без чувств.
Динара выбрала из стада упитанную корову и с триумфом возвратилась в пещеру. Тем временем пришедший в себя пастух побежал в деревню и вскоре горы огласились собачьим лаем и людскими голосами. Найти пещеру по свежим следам никакого труда не составляло и вскоре последнее прибежище людоедов было обнаружено. Пылающий факел полетел в зев пещеры, оттуда с боевым кличем выпрыгнула одетая только в обрывок шкуры девушка с увесистым каменным молотом в руках. Как молния носилось Динара среди людей, нанося сокрушающие удары. Стоны и крики ужаса наполнили лес. Но ловцы хорошо подготовились к охоте, умело брошенная сеть спутала девушку. На неё навалились скопом, связали руки и ноги кожаными ремнями. Немощного отца дикарки зарубили топорами, а саму Динару насиловали до поздней ночи, мстя за пережитые минуты ужаса. Затем девушке была уготована участь отца, но кто-то из старейшин деревни предложил преподнести дикарку в подарок королю страны.
Анджей, король государства, славился сластолюбием далеко за его пределами. К его двору доставляли девушек из самых разных стран, даже с далёкого Востока.
Но подобного король не видел никогда. Даже связанная, девушка красотой и силой была больше похожа на богиню, чем на смертную женщину.
Король трезво оценивал свои возможности, и ему было очевидно, что силой с такой девушкой не справиться и покориться её не заставить. Тогда придворный врач и алхимик приготовил зелье, которое после некоторой борьбы удалось влить в рот девушке. Мускулы её расслабились. Король дрожащими от страха и вожделения руками распутал ремни на её ногах и запястьях и навалился всем телом на пленницу. Динара попыталась оттолкнуть его, но тело, вдруг ставшее чужим, не слушалось. Король сполна насладился подарком и довольный спустился в дворцовую залу, где пировала его свита.
Вино и танцы вскоре снова разгорячили его кровь и он, снедаемый похотью, поспешил в спальню. После ярко освещённой залы глаза короля никак не могли привыкнуть к темноте. Анджей почти натолкнулся на стражника, охранявшего Динару, он слегка толкнул задремавшего, как он думал воина. Вдруг тот покачнулся и упал, голова его со стуком отделилась от тела. Король похолодел от страшной догадки. Он собрался закричать, но рот его был тут же запечатан ладонью Динары, а воздух вылетел из лёгких после удара кулака в солнечное сплетение. Король был крепким мужчиной, а девушка ещё не до конца оправилась от действия напитка, он прыгнул на Динару, рассчитывая подмять её под себя, но с грохотом рухнул на пол. А девушка, ловко увернувшись, как кошка вскочила ему на спину и сомкнула пальцы на шее. Динара была намного легче Анджея, и король смог скинуть девушку с себя. Вне себя от страха он пополз по направлению, как ему казалось, к двери и только упершись в стену, понял свою ошибку. Вдруг рука его наткнулась на что-то металлическое, сообразив, что это меч стражника, король схватил клинок, вскочил на ноги и, прижавшись спиной к стене, стал неистово размахивать мечом перед собой. Железо с негромким жужжанием резало воздух. Темнота спальни была непроницаема для глаз короля, но не для дикарки, и Динара, нырнув в ноги королю, перехватила его запястье, завернув руку за спину. Меч выпал и зазвенел на каменном полу. Дикарка, легко, словно барана, вскинула огромного мужчину на свои плечи и с огромной скоростью стала кружить его по комнате, а затем швырнула на пол и легла сверху. Её пальцы снова сомкнулись на горле Анджея. Горло перехватило, глаза стали наливаться кровью. Король мысленно уже попрощался с жизнью. Когда вдруг почувствовал, что пальцы на его горле разжались. Девушка подхватила его на руки и понесла к постели. Бросив Анджея на покрывало, девушка с размаху села на него верхом и за уши притянула лицо короля к своей промежности…
девушка забавлялась всю ночь, а наутро, спеленав короля разорванной простыней легко, как кошка спустилась по каменной стене замка вместе со своей ношей.
Только в полдень слуги решились войти в королевскую спальню. К пещере был немедленно послан отряд рыцарей, но всё, что им удалось обнаружить, был остывающий на угольях котёл, в котором доваривался мясной суп с душистыми травами…